Зависимость от МВФ и доллара следует максимально ограничивать

Если Украина будет нарушать условия меморандума с Международным валютным фондом (МВФ) или делать что-либо вопреки нормам, заложенным в этом документе, то нашей стране не просто не будет предоставлен очередной транш, но МВФ может потребовать вернуть кредиты ранее срока, что приведет к дефолту. Об этом в комментарии РБК-Украина заявил старший партнер юридической фирмы «Ильяшев и Партнеры» Роман Марченко.

«Это основной режим влияния МВФ на подобные ситуации», — сказал адвокат. Вместе с тем, он подчеркнул, что не стоит опасаться дефолта. «Дефолты государств случаются достаточно часто и МВФ всегда находит механизм, как эти средства рассрочить, реструктуризировать или вообще списать. Почему? Потому что МВФ, как бы пафосно это ни звучало, — проводник финансовой политики США, которые эти деньги сами печатают и им обязательно нужно их куда-то раздавать», — подчеркнул Р.Марченко.

Он отметил, что при сегодняшнем развитии электронных платежей даже тратиться на печать денежных знаков не нужно: «Дорисовал на компьютере очередной миллиард долларов — и покупай на них по миру нефть, автомобили, заводы». По мнению адвоката, мы сегодня отдаем реальные активы «за псевдоценности».

«Если сказать более широко, то одна из особо не афишируемых задач МВФ, — чтобы Украина и прочие «недоразвитые» страны находились у них в долгах, да еще и были благодарны за это. Все это звучит прокоммунистически, но это горькая реальность. При этом я не говорю, что этого не нужно делать вообще. К сожалению, мы (надеюсь, пока) — слабое государство, и вынуждены играть по правилам сильных. Но ограничивать эту зависимость от МВФ и доллара следует максимально», — резюмировал Р.Марченко.

Вот пара ссылок, о том что рассматривается принятие юридических правил для банкротства государств как для корпораций и МВФ может быть владельцем отдельных стран и оставшиеся акционеры МВФ (а США там главные) будут решать, что делать с страной-банкротом и ее едоками:

Мировой кризис и государства-банкроты (хроника текущего мирового кризиса – 10)

«Реформа ООН должна не только предоставить
место бурно развивающимся державам, но также
найти ответ на проблемы обанкротившихся государств…»
(Г.Браун)

«Потерянное десятилетие Японии, вероятно,
перестанет быть исключением на мировой арене,
а станет глобальным правилом»
(У.Песек)

«Основной вопрос будет заключаться не в том,
какую прибыль может принести экономика в
будущем году, а в том, сколько продлится рецессия —
год или десять лет»
(The Telegraph)

Текущий мировой кризис, начавшийся 10 августа 2007 года совместной интервенцией центробанков ведущих стран мира, в начале 2009 года попал в своеобразную зону «информационного штиля». Спал раздражающий многих алармизм, и уже европейские СМИ демонстрируют готовность вновь отдаться неиссякающему оптимизму. The Telegraph отметила, что «сейчас не время писать некролог, посвященный американской и британской экономике. Следующие несколько лет будут тяжелыми, но мы не одиноки. Никому — ни Китаю, ни Ближнему Востоку — не удастся избежать этого спада. И такое трудное положение продлится еще в течение некоторого времени. Но существует вероятность того, что в следующем году в это время мы будем говорить о первых признаках восстановления, и размышлять, сколько времени пройдет, прежде чем странный параллельный мир нулевых процентных ставок перестанет существовать». Но есть и иные позиции.

Аналитик Ст.Кинг отметил: «Важно признать тот факт, что быстрого решения не существует. Мы наблюдаем подрыв доверия внутри финансовой системы по различным аспектам, которые сами по себе не дают простых ответов». Известный экономист М.Хазин в прогнозе на 2009 год предположил, что начавшийся «парад девальваций» неминуемо приведет к «суверенным дефолтам»: «Парад девальваций» национальных валют будет продолжаться не только для того, чтобы поддержать спрос на продукцию национального производства, но и для того, чтобы взять на себя убытки национального производителя. Понятно, что для каждой конкретной страны это не может продолжаться бесконечно, причем, чем меньше страна (с точки зрения масштабов экономики), тем быстрее она в этой ситуации должна будет признать суверенный дефолт. И, скорее всего, именно в наступившем, 2009 году, мы увидим на первом этапе единичные, а потом все более и более частые суверенные дефолты».

Это позволяет нам задать вопрос: какое суверенное государство станет первой страной банкротом в ходе текущего мирового кризиса?

Безусловно, аналитики любой страны вправе пребывать и дальше в формате позитивного видения будущего мира и прекрасного будущего собственной страны, но жесткая реальность такова, что данная позиция заставляет вспомнить известное выражение Марка Твена: «Девятнадцатый век отличается от двадцатого, главным образом, тем, что в девятнадцатом слова оптимист и дурак не были синонимами». А на дворе уже ХХI век.

Индекс уязвимости и государства – банкроты

По оценке кредитного рейтингового агентства Standard & Poor’s, развивающиеся рынки Восточной Европы более уязвимы перед любыми ухудшениями глобального кредитного кризиса, чем развивающиеся рынки Азии и Латинской Америки. Агентство составило рейтинг 40 развивающихся рынков по критерию зависимости этих стран от притока иностранного капитала (Financial Times). В «Индексе уязвимости ликвидности» (Liquidity Vulnerability Index) страны Восточной Европы оказались в числе слабейших, а из стран, находящихся за пределами региона, в эту группу попали только Ливан и ЮАР. Исландия, которая официально не входит в число развивающихся рынка, но коррелирует с ними по ситуации в классе активов, возглавила список наиболее уязвимых стран, а за ней следуют Румыния, Ливан и Турция. Наименее уязвимыми перед ухудшением кредитного кризиса оказались Чили, за ними идет Китай и нефтяные страны — Венесуэла, Тринидад и Тобаго, Нигерия. (24.04.2008).

Антикризисный пиар и ожидание поводов для оптимизма

Сегодня фокус экспертного внимания обращен к США. Интеллектуалы обсуждают каждое действие пиарщиков Барака Обамы, но рынок к антикризисному пиару равнодушен.

М.Хазин предостерег от излишнего оптимизма в отношении США: «К концу года ВВП США потеряет несколько процентов. А еще через два-три года патологический нарост может сойти на нет. Но значит ли это, что экономика США оздоровится и вновь займет лидерские позиции? Ничего подобного. Тому есть примеры. Первый — российская экономика, которая после обвального падения спроса в 1991 году до сих пор не вышла на прежний уровень. Второй — Япония, которая уже второе десятилетие живет только за счет экспорта. Третий — продолжительность Великой депрессии в США (с конца 20-х до начала Второй мировой войны). Надо понимать, что при этом минус 30 процентов — только структурное падение, а там будет и депрессионное падение, то есть еще процентов 40. В некотором смысле США ждет коллапс. Если бы речь шла о кризисе в 10 процентов, Буш бы его спровоцировал на старте своего президентского срока. Грядущий кризис будет посильнее Великой депрессии, самого большого экономического потрясения Америки, и в силу его структурного характера затронет не только США и Европу, а весь мир. Дело в том, что нынешняя модель развития, во многом построенная на углублении мирового разделения труда и расширении рынков сбыта, исчерпала ресурсы роста».

Вызывает умиление ожидание «хороших новостей от экономики США». Реальность такова, что начало выхода крупнейшей в мире экономики будет означать на практике запуск процесс экспорта проблем из данной страны в большинство стран мира.

Экспорт кризиса

Аналитик Халиль Шахмаметьев отметил: «Соединенные Штаты снижают ставку рефинансирования, чтобы помочь своим производителям, но на самом деле происходит другое. Разве оттого, что люди пользуются реальным кредитованием в Америке и покупают более доходную валюту, идет помощь производителям? Нет. Это лишь создает проблемы в других странах, где и так имеются трудности. Соответственно, требуются системы взаимодействия между центральными банками государств». Роджер Бутл, управляющий директор Capital Economics предположил: «Естественно, кто-то пострадает, в особенности производители нефти на Ближнем Востоке и в России. Но эти страны не тратили свои прибыли. Следовательно, падение цен на нефть переводит доходы от тех, кто их не тратит, к тем, кто тратит. Лучше времени для этого и не придумать». А вместо доходов нефтедобывающие страны получат глобальную инфляцию. И это будет лишь первой фазой экспорта кризиса из США.

М.Хазин отметил осенью 2008 года: «Состояние дел на мировых финансовых рынках, как показали осенние события, таково, что крупной катастрофы одного из них могут не пережить и все остальные. Значит, главные задачи, стоящие перед элитой «западного» проекта, — во-первых, минимизировать катастрофу для себя, а во-вторых, максимизировать ее для конкурентов». Текущий мировой кризис уже частично подтвердил предположение Хазина: «Сценарий текущего субстандартного кризиса не полностью соответствует предыдущим, когда убытки аккумулировались в банках, в самом сердце системы платежей и кредитования, и это еще один повод не унывать. Хотя банки подвержены убыткам больше, чем можно предположить на первый взгляд, многие пострадавшие кредиторы являются либо зарубежными банками, либо хеджевыми фондами. Это имеет свои недостатки, далеко не последний из них — опасная неопределенность по поводу того, где именно зарыты жертвы субстандартного кризиса. Однако распределение убытков в странах за пределами Америки должно немного облегчить вред, который будет нанесен ее экономике» (The Economist). Если к этому добавить, что 15 октября 2008 года министр финансов Германии Штайнбрюк сообщил бундестагу о том, что банкротство Lehman было «более чем вероятным «наездом», поскольку около 400 млрд – половина всего бизнеса банка – составляли контракты с европейскими финансовыми институтами, то картина предстанет целостной.

Проблемы развивающихся стран

Кроме экспорта глобальной инфляции многие страны мира могут столкнуться и с изменениями «глобальных правил игры». Гидеон Рэчмэн отметил: «Помимо стандартных призывов к ужесточению управления международной банковской системой г-н Саркози взывает к карательным мерам в отношении стран с низкими налогами. Франция давно видела проблемы в концепции «несправедливой налоговой конкуренции» между странами. В документе, принятом по итогам недавнего саммита Евросоюза, также призывается к увеличению контроля над административной заработной платой, поощряющей принятие чрезмерных рисков». Более того, к текущим кризисным явлениям могут добавиться и аспекты постконвергентных кризисов. «Все индустриальные страны уже сталкивались с конвергентными кризисами – кризисами всех жизненно важных систем – городского хозяйства, здравоохранения, социального обеспечения, транспорта, защиты окружающей среды. Современные политики одинаково реагируют на эти кризисы, проявляя лишь разные варианты старых подходов. Но возникающие проблемы могут быть неразрешимы при существующей форме общественного устройства, соответствующего массовому обществу», — отметил Э.Тоффлер в «Метаморфозах власти». Сегодня необходимо говорить и о постконвергентных кризисах в развивающихся странах

Руководитель направления по исследованиям развивающихся рынков в RBC Capital Markets Ник Чами предположил: «Хотя я бы не стал говорить о том, что какая-либо из стран объявит о дефолте в ближайшие недели, все же существует очень высокий риск этого. Они все страдают от проблем в богатых странах. Они испытывают побочный ущерб от Западного кредитного кризиса. Они получили преимущества в хорошие времена, но сейчас ситуация поменялась на обратную, поставив эти экономики под давление».

Потребуется ли институт банкротства суверенных государств

В работе «Страны победители и жертвы грядущего мирового кризиса или миттельшпиль глобализации» отмечалось, что «жертвами глобального финансового кризиса могут стать не только корпорации, но и целые страны» (П.Сморщков). Не является большим секретом, что долг США сочетается с долгом стран «третьего мира». Довольно часто можно найти в Интернете высказывания о том, что «долговое бремя» стран «третьего мира» подрывает основы действующей мировой валютно-финансовой системы. А это приводит к появлению алармистских картин будущего: «Нарастание государственного и общественного долга в передовых странах. В настоящее время совокупный государственный долг США превышает все мыслимые величины. Более того, в «развитых» странах большая часть населения, так или иначе, живет в кредит, в долг. Их население фактически занимает деньги у себя в будущем и у своих детей. Развитые индустриальные страны Запада занимают у слаборазвитых, ресурсных стран, а также у «азиатских тигров»: Японии, Китая, Тайваня, Кореи… Общая сумма долгов постоянно растет. Очевидно, что это не может продолжаться бесконечно, хотя конец можно оттягивать достаточно долго. Однако, чем дольше оттягивать наступление долгового кризиса, тем более глубокими могут стать его последствия. Будучи единожды запущена каким-либо случайным фактором цепная реакция всеобщих неплатежей, отказа от возвращения долгов, суверенных дефолтов и банкротств может принять необратимый характер и привести к катастрофическим изменениям общественного устройства – например, к появлению долгового рабства» (А.Истратов).

Аналитик Алан Рейнолдс отметил следующее: «Институт банкротства является обязательным институтом в любой экономике. После аргентинского кризиса интенсифицировались дискуссии о необходимости принятия законодательства, по которому можно было бы банкротить страны. Активным сторонником этой идеи является Анна Шварц, первый заместитель исполнительного директора МВФ, Она предложила нечто похожее на главу 11 американского закона о банкротстве. Согласно данному документу, компании продолжают работать и оплачивают требования кредиторов будущими доходами. Компания может получать новые кредиты, а менеджмент имеет приоритетное право в течение 4 месяцев представить бизнес план. Целями банкротства государств являются 1) предотвратить ситуацию, когда кредиторы блокируют переговоры путем подачи исков в национальные суды, 2) потребовать у заемщиков провести переговоры с кредиторами и начать необходимые реформы, чтобы быть в состоянии выплатить долги, 3) стимулировать кредиторов выделить новые кредиты для (debtor-in-possession financing), гарантируя им, что их требования будут удовлетворены до требований частный кредиторов. 4) убедить миноритарных кредиторов в необходимости принять участие в процессе реструктуризации».

А.Рейнолдс отметил в 2003 году: «В 1988 году Базельское соглашение (Basel Accord) установило стандарты адекватности капитала, но они быстро утратило свою значимость по причине стремительной глобализации рынков, инноваций и информационных технологий. Многие эксперты считают, что Базельский комитет по банковскому надзору должен ослабить требования по капиталу для низкорисковых банков и повысить для высокорисковых. Необходимо также пересмотреть стандарты операционных рисков. Они критически относятся к предложению МВФ запустить механизм реструктуризации суверенного долга (sovereign debt restructuring mechanism (SDRM), который предполагает принятие административных мер по выходу из кризиса. Экономисты МВФ предлагают наделить эту организацию функцией управления процесса банкротства стран и управления их суверенным долгом. Ведь ни МВФ, ни Всемирный банк, ни Базельские нормы не помогли избежать глубокого финансового кризиса Аргентине, Мексике или Бразилии».

Необходимо отметить, что тема банкротства суверенных государств до сих пор не получила широкого распространения, но новые долги Исландии и стран Прибалтики позволяют предположить, что данная тема будет вновь актуализирована уже в ближайшей исторической перспективе. Подтверждением этому являются слова Гордона Брауна: «Реформа ООН должна не только предоставить место бурно развивающимся державам, но также найти ответ на проблемы обанкротившихся государств, терпящих крах режимов, новых нестабильностей».

Стирание валют по Ларушу

Нельзя обойти вниманием и алармистское видение будущего многих национальных валют. Так, Линдон Ларуш предрекает следующее: «Мы находимся в таком состоянии, когда даже многие из ведущих мировых валют придется либо полностью стереть со счетов, либо провести через банкротство на основании полномочий новой мировой системы. В процессе этого перехода многие нынешние валюты должны быть либо реорганизованы, либо замещены вновь учрежденными валютными единицами с новыми кредитными механизмами. Эта реорганизация валют или их создание заново возможны только в процессе преодоления нынешней тенденции к «глобализации», через создание кредитных учреждений властью полностью суверенных наций-государств». Не будет ли стерт и «сильный рубль» в ходе текущего мирового кризиса? Россия уже внесла свою посильную лепту в «парад девальваций», но многие эксперты убеждены, что это лишь «первые ласточки» грядущего разрушительного кризиса.

Японский многолетний неозастой

Роджер Бутл, управляющий директор Capital Economics отметил: «Теперь у властей есть не только потребность, но и возможность оказать серьезную денежную поддержку. Потребность возникает потому, что низкая инфляция усугубляет финансовый кризис. Одной из причин, почему экономические кризисы раннего послевоенного периода не привели к финансовому краху, и является относительно высокий уровень инфляции. Инфляция полезна тем, что она дает держателям реальных активов и номинальных обязательств (например, владельцам жилья в ипотеке) время для ожидания. Так как цены и зарплаты растут, активы, такие как например дома, которые раньше были отброшены к самому дну, постепенно стали подниматься наверх на фоне восстановления других номинальных стоимостей и относительных показателей заработной платы».

Бутл подчеркнул: «Не поймите меня неправильно: я не рекламирую инфляцию. За этими предполагаемыми преимуществами скрывается множество побочных эффектов. Но ключевая идея заключается в том, что в условиях низкой инфляции эти преимущества снижаются, а в условиях дефляции, наоборот, усиливаются. Получается, что образуется порочный круг. В условиях дефляции на должниках лежат обязательства погасить долг как можно скорее, и поэтому они делают все возможное, чтобы сократить свои растраты и продать активы. Но это уменьшает совокупный спрос, в результате чего дефляционная гайка закручивается еще сильнее. Этот процесс, известный под названием «долговая дефляция», впервые был изучен американским экономистом Ирвингом Фишером в 1920-е годы. В последний раз этот феномен пережила Япония в 1990-е годы. Более того, этот процесс становится сложно остановить, поскольку дефляция парализует традиционную монетарную политику. Существуют совершенно определенные технические характеристики (даже не спрашивайте, какие), по которым процентные ставки не могут упасть ниже нуля. Дело в том, что если они опустятся до нуля, и инфляция перерастет в дефляцию, то тогда начнет повышаться реальная процентная ставка. Дефляционные факторы усиливаются, и у властей уже нет возможности сократить номинальные процентные ставки. Ситуация не безвыходная, но, как испытала Япония на своем собственном опыте, и непростая».

Аналитик У.Песек выделил следующее: «В 1998 Кругман опубликовал работу, посвященную японским проблемам ликвидности, которая разошлась по всему миру. Кругман говорит о силах, которые, преследуют крупнейшую азиатскую экономику, как призраки, не дающие покоя нормально функционирующему, в иных условиях, механизму. Японская кредитная система по-прежнему в тисках. Это напоминает о том, что ситуация может ухудшиться, если другие страны начнут приобретать японские черты». В конце 2008 года лауреат нобелевской премии Пол Кругман отметил, что «Америка «все больше и больше начинает напоминать Японию». Признаем, что высока вероятность того, что «японский многолетний неозастой» – это ближайшее будущее большинства стран мира.

Прорывы из кризиса

М.Хазин предположил: «Что касается Юго-Восточной Азии, то здесь все будет определяться главным обстоятельством: отношениями Японии, Китая и Южной Кореи. Если они договорятся о сотрудничестве и создании единой валюты, то доллар мгновенно резко потеряет во влиянии в мире и распад на валютные зоны произойдет практически мгновенно. В этом случае есть вероятность, что США объявят дефолт по доллару и перейдут на новую валюту («амеро»), хотя, не исключено, что момент для такой трансформации уже упущен». Не будем обсуждать, насколько реален данный сценарий развития событий. Отметим лишь то, что достаточно широкий спектр действий ведущих стран мира может привести к разрушению существующей валютно-финансовой системы, со всеми вытекающими из этого последствиями. Новая реальность может возникнуть в считанные дни. А готовы ли к этому нынешние лидеры большинства стран мира?

Кто первый в очереди на банкротство?

С.Толстов, анализируя «газовый» конфликт между Россией и Украиной, приходит к выводу: «При отсутствии политической поддержки со стороны ЕС Украина, как и в связи с ядерным разоружением в начале 90-х гг., может оказаться под двойным прессингом. В таком случае газовый конфликт может завершиться для Украины длительной и крайне тяжелой социально-экономической депрессией, сопровождаемой полным крахом европейских иллюзий». Добавим, что широкий круг экспертов считает, что Украина входит в «первую тройку стран, банкротство которых возможно уже в конце 2009 – начале 2010 года». Не исключено, что данной позиции придерживаются излишне политизированные аналитики, но неадекватные действия президента Ющенко в ходе очередного «газового» конфликта позволяют предположить худшее.

Тревоги инвесторов относительно рисков дефолтов по долгам многих стран с развивающимися рынками резко возросли на фоне финансового коллапса Исландии, демонстрируя инвестиционные фонды от вложений в эти экономики, пишет 13 сентября 2008 года Financial Times. Рынок оценивает риск дефолта таких стран, как Пакистан, Аргентина, Украина и Исландия, на уровне 80% или выше того, так как банковские системы данных стран попали под растущее давление из-за кредитного кризиса. Торги по кредитным дефолтным свопам (CDS) являются формой страховки против дефолтов по облигациям — что, к примеру, показывает 90% вероятности того, что Пакистан может объявить дефолт по своим долгам. Среди других стран, которые стоят перед лицом проблем, находятся такие, как Казахстан и Латвия из-за высокого кредитного плеча их банковской системы, а также Турция и Венгрия, которые имеют огромный дефицит счета текущих операций. С.Егишянц зафиксировал: «Агентство Standard & Poor’s продолжает своё чёрное дело – вслед за Грецией оно понизило суверенный рейтинг ещё и Испании; на очереди Португалия и Ирландия» (24.01.2009).

Исследование аналитиков из Bank of America Corp. говорят о том, что сбережения китайцев превышают 45% от ВВП, и это мощно поддерживает экономический рост. В Малайзии и Индии отмечены накопления, превышающие 30% ВВП. Худшая ситуация сложилась в Венгрии, из чьих банков за короткое время люди вывели огромную часть вкладов, после чего сразу же последовала срочная помощь от МВФ, ВБ и ЕС в размере $25 млрд. Турция и Южная Африка, у которых вклады населения занимают менее 15% от ВВП, также находятся в опасности, а рынкам этих стран потребуется больше времени, чтобы прийти в свое привычное состояние (06.11.2008).

В нынешней ситуации, считают аналитики Bank of America, «уверенность во внутренней деловой активности будет самым важным критерием для роста, а консолидация вкладов может потенциально предоставить потребителю некоторую защищенность от колебаний деловых циклов». По их мнению, спад в мировой экономике, прежде всего, отразится на Турции, Южной Африке, Венгрии, Бразилии и Филиппинах.

Какое суверенное государство станет первой страной банкротом в ходе текущего мирового кризиса? В финансовых средствах массовой информации наиболее часто упоминаются следующие страны: Исландия, Украина, Пакистан, Латвия, Эстония, Венгрия, Турция, Ливан, Казахстан, Молдавия, Румыния, Беларусь, Аргентина и Литва.

Представляется, что многие представители элит вышеперечисленных стран, возомнившие себя самодостаточными и в финансовом, и в интеллектуальном аспектах, уже в ближайшее время не смогут без содрогания читать «Сказку о рыбаке и рыбке»
http://www.polit.nnov.ru/2009/01/26/bankrcountry10/

МВФ введет практику банкротства государств-должников

Вчера было обнародовано содержание революционной речи, с которой в понедельник на обеде в вашингтонском национальном клубе экономистов выступила Энн Крюгер (Anne Krueger), в июле назначенная первым заместителем главы МВФ и главным теоретиком фонда. Госпожа Крюгер сказала, что МВФ планирует ввести в мировую финансовую практику банкротство государств-должников и тем самым ликвидировать их долги. Теоретически таким образом раз и навсегда решить свою долговую проблему может и Россия.

Напомним, что западные экономисты давно предлагали ввести институт банкротства стран-должников, используя западную практику банкротства предприятий-должников. При этом они ссылались на то, что все остальные методы решения мировой долговой проблемы исчерпаны этим странам не помогли ни кредиты МВФ, ни регулярная реструктуризация долгов. Например, канадский профессор Ханс Ремпель (Hans Rempel) в 1994 году в статье «Банкротство беднейших слоев населения в африканских странах» подчеркнул, что эти страны на самом деле давно являются безнадежными должниками: их задолженность равна их годовому ВВП, на выплату процентов по долгу уходит четверть экспортных поступлений, и все равно удается платить лишь немногим больше половины причитающихся процентов. Внутри любой страны именно банкротство позволяет легально уничтожить долги, которые заведомо невозможно выплатить в полном объеме. А признать страну банкротом, уничтожив ее долги, не может никто. Раз сами африканские страны не могли быть признаны банкротами, «банкротами на самом деле стали беднейшие слои населения этих стран. Экономическое положение этих слоев из-за бремени внешнего долга чрезвычайно ухудшилось, и они потеряли всякую возможность распоряжаться своей судьбой». Свою статью Ханс Ремпель завершает следующими словами: «МВФ совместно с ООН должны подумать о том, чтобы все-таки ввести в международную практику понятие законного банкротства той или иной страны».

И вот вчера стало известно, что МВФ именно это и решил сделать. По словам госпожи Крюгер, которая до своего нового назначения была профессором Стэнфордского университета, система будет примерно такой. Страна, чувствующая, что со своими долгами не расплатится никогда, обращается в МВФ за разрешением объявить себя банкротом. Если МВФ согласен, страна заключает сделку со своими кредиторами, договариваясь с ними, сколько центов они могут получить вместо каждого данного взаймы доллара. Кредиторы большинством голосов утверждают сделку. Правда, в ходе переговоров могут возникнуть споры, но их может разрешить какая-нибудь, по определению Энн Крюгер, «независимая судебная инстанция». Должники в результате получают возможность начать жизнь с чистого листа, не мучаясь больше поисками денег на обслуживание кредитов. Кредиторы же избавляются от иллюзий относительно возврата долгов в полном объеме, но получают хоть какие-то деньги. Насколько было бы лучше, подчеркнула госпожа Крюгер, если бы Аргентина, которой сейчас грозит дефолт по ее долгу в $132 млрд и которая сейчас мучается поисками денег, еще в марте объявила себя банкротом.

Не особенно скрывалось, что МВФ тоже выигрывает. Во-первых, фонд становится главной банкротящей инстанцией, повышая свою роль в мире. А во-вторых, избавляется от необходимости спасать терпящих бедствие должников с помощью новых бессмысленных кредитов. Как заметила госпожа Крюгер, вот Аргентине в августе пришлось дать $8 млрд а что толку? При введении банкротств, заверила она, больше не будет никаких кредитов.

В декабре план введения в мировую практику банкротства стран-должников должен быть обсужден советом директоров МВФ. США и Великобритания план уже поддержали. Особенно важна поддержка США, являющихся главным акционером фонда. Собственно, как признала американка Энн Крюгер, именно поэтому американские власти и одобрили инициативу. Они больше не хотят тратить деньги своих налогоплательщиков на бессмысленные кредиты МВФ, которые все равно не решают проблем стран-должников.

Заметим, что у России также имеется долговая проблема, сравнимая с аргентинской. Сейчас Россия гордится исправными платежами по долгам, но все-таки эти долги чрезвычайно велики (в конце сентября, по данным Минфина, российский внешний долг составлял $143,3 млрд). Долги приходилось реструктурировать, брать кредиты МВФ; все это не особенно помогло. Теперь, если МВФ осуществит свой план, эта проблема может решиться раз и навсегда. Достаточно будет обратиться в фонд с заявлением о банкротстве и теоретически можно добиться согласия. Ведь фонд уже признал, что в будущем России для выплат внешней задолженности все-таки могут понадобиться его кредиты. Те кредиты, которые Энн Крюгер в своей речи признала совершенно бессмысленными и призвала заменить банкротством.

Комментарии закрыты.

Здесь Армавир на карте России